Первые дни работы нового оптового рынка электроэнергии к катастрофе не привели. Выяснилось, что все страшилки об опасности запуска конкурентной модели с 1 июля оказались преувеличенными. Стало также ясно, что сама дата старта или переноса рынка принципиального значения не имела. Гораздо более важным в этом процессе являлось наличие или отсутствие соответствующей мотивации у заинтересованных участников, способных энергореформу как ускорить, так и затормозить.

1 июля восторжествовала сила, работавшая на ускорение: Ринат Ахметов переиграл Игоря Коломойского, который пытался внедрение рынка затормозить. Это защитило ДТЭК от серьезных убытков, а самого Рината Леонидовича – от возможных переговоров с конкурентами по поводу будущего его энергетического бизнеса.

Осталась в определенном выигрыше и страна, в которой наконец-то удалось запустить долгожданную и стратегическую отраслевую реформу. Минус, правда, в том, что новую конкурентную модель приходится внедрять в ручном режиме и «с колес». Тестовые операции на рынке не пройдены, программное обеспечение должным образом не подготовлено, системы необходимого коммерческого учета не установлены.

Однако дальнейшая задержка реформы могла привести уже к политическим и административным рискам и надолго ее застопорить. И поэтому начало реформы – безусловный плюс.

Картинки по запросу энергорынок в украине

Что предшествовало старту нового рынка?

Вряд-ли судьба подарит Игорю Коломойскому более удобный шанс загнать своего извечного визави Рината Леонидовича в угол, какой у него был накануне запуска конкурентного энергорынка. 

Чтобы понять, о чем идет речь, достаточно обратиться к динамике падения расценок на уголь на европейском рынке. По данным Argus, в период с конца октября 2018-го и до начала июля 2019 года индекс API 2 снизился приблизительно со $100 до $48,9 за тонну, то есть в 2 раза.

Именно среднегодовой показатель индекса API 2 (цена угля в портах Амстердама, Роттердама и Антверпена) НКРЭКУ использует при расчете индикативной цены угля и тарифов для тепловой генерации в нашумевшей формуле «Роттердам+». Происходит это в канун Нового года, когда оптовая цена тока и тарифы для ТЭС рассчитываются на весь следующий год.

В частности, на 2019 год стоимость угля, которая учитывалась в тарифе для украинских тепловиков, была установлена на уровне $92,79 за тонну, в 2018-м – $83,08 за тонну.

Однако двукратный ценовой обвал угля в западноевропейских портах до отметки менее чем $50 за тонну неминуемо бы привел к соответствующему снижению цены электроэнергии тепловой генерации в Украине. Согласно прогнозам отечественных экспертов, цена тока ДТЭК и других тепловых генкомпаний могла снизиться с 1 января 2020 года приблизительно на 25%. Впрочем, произойти это могло и раньше, если бы НКРЭКУ воспользовалась своим правом пересматривать индикативную цену угля для ТЭС не раз в год, а раз в три месяца.

 

В случае переноса запуска энергорынка на один год, как хотел президент Владимир Зеленский, и сохранения формулы «Роттердам дважды минус» вместо «Роттердам плюс», как хотел его представитель в Кабмине Андрей Герус, перед ДТЭК, «Центрэнерго» и «Донбассэнерго» вырисовывалась довольно неприятная и нетрадиционная доселе перспектива.

Отныне оппонентам Ахметова оставалось «Роттердам минус» не ругать, а только приветствовать – формула автоматически превращалась в самого лучшего друга для потребителя. Зато тепловым генкомпаниям пришлось бы готовиться к плановым хроническим убыткам с неизвестным исходом в целом для национальной энергосистемы страны.

Битва за рынок

Битва вокруг даты запуска энергорынка разгорелась нешуточная. Начиная с мая весь мир разделился на две части: на тех, кто за новый энергорынок с 1 июля и тех, кто против. Впрочем, были еще ни «за» ни «против», но скорее «против», чем «за».

Как известно, ситуативным союзником Ахметова и ДТЭК в борьбе за «День 1 июля» стал НАЭК «Энергоатом». Также на стороне блока выступили НКРЭКУ, отраслевой министр Игорь Насалик и ряд энергетических ассоциаций с авторитетными в отрасли именами. Сформировалась вполне самодостаточная в административном и финансовом смысле сила, способная эффективно ускорить любую застопорившуюся реформу. Достаточно сказать, что доля атомного и угольно-теплового монополистов на рынке доходит до 78%, а основным разработчиком нормативно-правовой базы новой модели является именно регулятор.

В свою очередь в лагере тех, кто против, сформировалась еще более представительная и разношерстная компания. Здесь присутствовали, помимо команды Зеленского, депутаты парламентского комитета по ТЭК, целый институт независимых поставщиков, институт операторов системы передачи (бывшие облэнерго), а также представители возобновляемой энергетики. Армию дополняла каста чиновников и менеджеров из Минэнергоугля, НЭК «Укрэнерго» и ГП «Энергорынок». К лагерю «против» также примкнули западноевропейские партнеры и международные финансовые институты, которые рекомендовали Киеву со сроками не торопиться. Как-никак на кону стояли средства, инвестированные в украинскую «зеленую» энергетику.

И наконец, ключевым противником запуска энергорынка, согласно популярной конспирологической версии, являлся Игорь Коломойский со своими энергоемкими ферросплавными заводами.

Основной аргумент противников «Дня 1 июля» следующий: отрасль к запуску конкурентного рынка не готова в силу технологических и организационных причин.

Впрочем, попытки оппонентов Ахметова заблокировать и отложить реформу остались безуспешными. Особенно безнадежным выглядел законопроект Владимира Зеленского о переносе даты открытия рынка на один год, который был внесен в Раду во второй половине июня и носил скорее всего подстраховочный имиджевый характер: мы, мол, все предвидели и пытались остановить, но нам не дали.

В конечном итоге переходный этап создания конкурентного энергорынка стартовал в положенные законом сроки и должен завершиться 1 июля 2020 года.

По итогам противостояния сторонников и противников «Дня 1 июля» стало ясно, что выбор даты запуска рынка был обусловлен не столько технологическими факторами, сколько влиянием высших олигархических сил.

Оказалось, что запустить рынок 1 июля – это действительно реально. Но можно было это сделать через три, шесть или девять месяцев, через год, два или три. У каждого из предлагаемых сроков переноса реформы были свои плюсы и минусы, но больше минусов чем плюсов. Предсказать дальнейшую судьбу реформы в случае отсрочки было бы весьма сложно – в игру могли вступить политические факторы, а сам процесс мог затянуться на неопределенное время, почти как в случае с мораторием на продажу земли. 

ПСО и свободный рынок

Несмотря на активную волну общественного интереса к энергореформе, ничего особо нового и революционного на рынке не произошло. Отечественные энергетики всего лишь начали набивать шишки на том пути, который уже давно прошли страны ЕС и даже Россия, внедрившая конкурентный оптовый рынок электричества ровно 11 лет назад – 1 июля 2008 года.

Собственно, Украина и до начала переходного этапа имела прообраз рынка на сутки вперед, который отпускал электроэнергию поставщикам по почасовому графику. Существовала также плата за горячий и холодный резерв мощности. Чтобы понять, как и в каких сегментах рынка распределится продаваемая мощность, достаточно посмотреть на графики нагрузок в энергосистеме по видам генераций до 1 июля. Разница лишь в том, что если раньше все электричество покупалось и продавалось через единого монопольного посредника в лице ГП «Энергорынок», то теперь товарно-денежные цепочки замкнулись на конкретных производителях.

Структуру сегодняшнего оптового рынка в его переходном виде можно разделить на две части: продажу электроэнергии в рамках выполнения публичных обязательств ПСО и свободный рынок.

ПСО. Население

После долгих мучений правительство в конце июня выбрало наиболее оптимальный и простой сценарий энергообеспечения бытового сектора, который потребляет порядка 30% электроэнергии в стране по заниженному средневзвешенному тарифу 1,03 грн за 1 кВт-час. «Энергоатом» и «Укргидроэнерго» с целью покрытия нужд населения продают соответственно до 75% и до 20% собственной электроэнергии госпредприятию «Гарантированный покупатель» по средним тарифам, сложившимся для этих двух компаний в мае-июне. Для атомщиков это 56,6 коп, для «гидриков» – 67,3 коп. за 1 кВт-час. «Гарантированный покупатель» миксирует электричество этих двух компаний, докупает на свободном рынке недостающие объемы и уже потом реализует электроэнергию поставщикам универсальных услуг (ПУУ) с последующей перепродажей населению.

Необходимость посредничества «Гарантированного покупателя» в этой схеме вызвана несоответствием графиков выработки электричества атомщиками и «гидриками» и его потребления населением.

Еще до 15% объемов производимой электроэнергии «Энергоатом» и «Укргидроэнерго» продают оператору системы распределения (ОСР) и операторам системы передачи (ОСП) для компенсации потерь, вызванных поставками тока населению.   

Утвержденный порядок будет действовать до конца 2020 года. Если НКРЭКУ за это время начнет повышать расценки на киловатт-час для бытового сектора, атомщики и «гидрики» смогут высвобождать соответствующие объемы тока для его продажи на свободном рынке по рыночным ценам.

Зеленая генерация

В 2018 году при производстве порядка 1,7% электроэнергии в стране доля полученных ВИЭ средств из рынка составила около 7,5%. В этом году выработка электричества возобновляемой генерацией как минимум удвоится

В Украине действуют самые высокие в Европе «зеленые» тарифы:15 центов за 1 кВт-час для СЭС и 10 центов – для ВЭС.

В соответствии с законом, компенсацию разницы между «зеленым» и рыночным тарифом для ВИЭ в ходе переходного периода осуществляет ГП «Гарантированный покупатель». Источником компенсации является тариф на передачу НЭК «Укрэнерго» или, называя вещи своими именами, карман потребителя.

В начале июня НКРЭКУ установила для «Укрэнерго» тариф на передачу на ІІ полугодие 2019 года в размере 34,7 коп за 1 КВт-час, две трети которого будут использованы на компенсационные выплаты «зеленой» генерации.

Свободный рынок

Основной системо- и ценообразующей площадкой свободного конкурентного рынка электроэнергии являются рынок «на сутки вперед» (РСВ) и внутрисуточный рынок (ВСР). Согласно закону, на рынке «на сутки вперед» должно продаваться не менее 15% всего объема электричества. В ГП «Энергорынок» прогнозируют объемы РСВ во второй половине 2019 года на уровне 20%.

В том, что в Украине в первые дни июля наиболее стабильно работает именно РСВ, ничего удивительного нет. Это вполне ожидаемое явление. Другие площадки, такие как рынок двухсторонних договоров (ДД) и балансирующий рынок (БР), будут постепенно подтягиваться за рынком «на сутки вперед» по мере доработки программного обеспечения, совершенствования договорной базы и наработки опыта участниками рынка.

Собственно, никто из специалистов на полноценный запуск рынка ДД и БР буквально с 1 июля и не рассчитывал, а сам факт их одновременного старта является достаточно крутым шагом. К примеру, предыдущий закон «О принципах функционирования рынка электроэнергии», который был подписан президентом Януковичем в 2013 году, предусматривал изначальный запуск только рынка «на сутки вперед» с последующим постепенным открытием рынка двухсторонних договоров вначале на 15%, потом на больший объем.

Во избежание роста цены электричества, НКРЭКУ ввела на РСВ с 1 июля ценовые ограничения, которые будут действовать как минимум девять месяцев.

ГП «Оператор рынка» устанавливает предельные цены (prices cap) на рынке «на сутки вперед» на периоды максимальной и минимальной нагрузки. Средняя предельная цена при этом составляет порядка 1,64 грн за 1 кВт-час, что соответствует средневзвешенной цене генерации трех предыдущих месяцев. При этом цены на балансирующем рынке (БР) не должны превышать котировки РСВ более чем на 15%.

Безусловно, говорить о запуске полноценного конкурентного рынка пока слишком рано. Для начала нужно хотя бы отладить стабильную работу рыночной инфраструктуры в действующей переходной модели, на что понадобится до трех месяцев. Пока же роста цен в самом оптовом рынке не замечено.

Источник.

Оцените материал
(0 голосов)

Харьков 1654

Студия новостей Харьков 1654.

Новости, которые касаются лично вас.   

Сотрудничество и реклама через email: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

 

Вверх