123

123

Вторник, 21 мая 2019 12:31

Вакарчук спасет Украину?

Прошло пять лет после уличных протестов Евромайдана, а украинцы до сих пор ждут трансформационных лидеров и справедливости. В начале июня политический новичок Владимир Зеленский присягнет в качестве президента. Но это не обязательно приведет к существенным изменениям для страны: следующий президент Украины неопытный, а его связи с олигархами настораживают. Парламент — орган, которому украинцы в стране доверяют меньше — выносит наиболее важные решения и назначает правительство. И есть все признаки того, что силы там будут никак не новые.

Украина проведет парламентские выборы 27 октября. И сейчас, когда майские праздники уже позади, политика в полном разгаре и каждый прихорашивается и готовится к новой битве. Впрочем, пока законодатели и кандидаты, которые хотят справедливости, не могут сработаться. А наиболее популярные политики в целом представляют одну и ту же старую коррупционную элиту.

На прошлой неделе в Стэнфорде мы предварительно расценили приближаеющееся. Шесть политиков из украинских ведущих, направленных на реформы, партий и общественных движений (плюс один из Блока Петра Порошенко, чьи реформистские задатки в лучшем случае сомнительные) выступили на сцене, чтобы представить свои платформы, обжаловать прошлые решения, и призвать Запад дать им больше времени, чтобы наконец объединиться.

Я модерировала эту панель, где были Мустафа Найем из «Действуй с нами», независимая Анна Гопко, Александр Данченко, когда-то из «Самопомощи», Артур Герасимов из БПП, Михаил Лев из «Гражданской позиции», Максим Нефьодов из «Люди важны», Алексей Рябчин из «Батькивщины». Аудитория главным образом состояла из украинцев из диаспоры с залива Сан-Франциско.

Найем — горячий журналист-расследователь, который стал политиком, и который, как приписывают, подстрекнул к протестам на Майдане своим призывом в Facebook делать больше, чем просто ставить «лайк» под постом — сказал толпе, что реформистским партиям в его стране необходимо еще две недели на объединение.

Называйте меня скептичной, но Найем говорит подобное уже 52 недели. Что изменят еще две?

В прошлом году Найем и другие пытались объединить шумную украинскую оппозицию вокруг единого президентского кандидата, и провалились — даже после многочисленных попыток.

Результат пошуку зображень за запитом "партия вакарчука"

Все ждали, что рок-звезда Слава Вакарчук спасет положение. Слава церемонился и, наконец, решил, что ему не по зубам политика высокого уровня. Зеленский ухватился за возможность, и все остальные теперь — история.

Перемотай на сегодняшний день. Украинские реформаторы знают, что им необходимо делать, чтобы сделать Украину приличной, нормальной европейской страной, и они даже не могут сформировать одну-единственную партию. Найем может быть прав — ему может и удастся объединить свою группу «Действия с нами» с «Люди важны», еще одним новым правоцентристским общественным движением, регистрируется как политическая партия 25 мая. Также возможно, что и другие политики вроде Анны Гопко, действующего и.о. министра здравоохранения Ульяны Супрун, и, потенциально, Вакарчук, присоединятся.

Но толку из этого.

Даже если случится чудо и украинские реформаторы объединятся, они в лучшем случае получат 8−10% голосов. Ни один из них не имеет доступа к большим телеканалам. Имя ни одного из них не является широко известным в стране, кроме как у Найема. Даже 10% не будет достаточно, чтобы что-то изменить в следующем парламенте.

Широкая картина не слишком привлекательна. Согласно последним рейтингам, с 26% лидирует партия Зеленского, а вслед за ней идет пророссийская Оппозиционная платформа «За життя» с 14%, БПП с 14%, «Батькивщина» с 12%, «Гражданская позиция» с 5%, Игорь Смешко с 5%, и «Радикальная партия» с 4,8%. Следующая коалиция в украинском парламенте будет раздробленная, хрупкая, и не слишком сфокусированная на реформах.

Впрочем, надежда все же есть. Украинские политики, несомненно, недисциплинированные и византийские, но Запад все еще может существенно повлиять на них. Но чтобы сделать это, ему необходимо наклониться. Есть куча всего, что могут сделать западные лидеры, чтобы побудить Украину твердо держаться на пути реформ, или даже осуществлять их усерднее и быстрее следующие пять лет.

Западу следует публично настоять на том, чтобы украинские реформаторы объединились, в то время частно сотрудничая с ними вне сцены. Западным донорам следует предложить нанять профессионального переговорщика, который знает региональные языки, чтобы обеспечить, что на этот раз объединение реформаторов таки произойдет.

Даже в таком случае, как показывает математика, объединение не станет панацеей. Западу необходимо привлекать, побуждать и настоятельно призвать команду Зеленского воплощать свою антикоррупционную программу, как он и обещал как кандидат, и просить об этом вслух, если он этого делать не будет. Западным правительствам также следует побуждать лучших среди менее направленных на реформы, и более важных партий вроде БПП и «Батькивщины».

А еще это время на переосмысление. Западное донорское сообщество слишком робкое. Они пытаются что-то изменить с помощью одних и тех же скучных программ, которые дают мизерные результаты, распределяя ресурсы слишком слабо. Западу необходимо сосредоточивать свои ресурсы в стране, где существует большой спрос на справедливость. Донорам следует выстраивать долгосрочную стратегию, чтобы сеять либеральные, демократические идеи через высококачественный телеканал, который действительно будет способен конкурировать с олигархическими ТВ(общественное телевидение не конкурент), и общенациональную радиостанцию с корреспондентами по всей стране, и университетские программы, апеллирующие к студентам и факультетам. Это будет дорого, но Украина того стоит.

На трансформацию Украины уйдут годы. И плоды этих усилий окупятся. Значение Украины больше, чем у любой другой страны региона, и ее пример многое значит для России.

 

Запад должен положить все ресурсы на борьбу за свободную Украину, а затем и за остальных.

Вторник, 21 мая 2019 12:12

Другой реванш

Когда мы говорим о реванше, то, в первую очередь, думаем про пространство символического.

Снос волонтерской палатки в Харькове. Откат декоммунизации. Разрушение новой символики. Названия улиц, школьные программы, пантеоны героев и антигероев. Мы исходим из того, что реванш – это только и исключительно разрушение символического контура. Того самого, что стал появляться после российского вторжения. Того самого, которым страна окружала себя в поисках ответа на вопрос «где заканчиваются они и где начинаемся мы».

Этого контура не существовало десятилетиями. Украина оставалась в советской орбите даже тогда, когда СССР прекратил свое существование. Для кого-то вопросы идентичности не были важны. Кого-то устраивало статус-кво. Заржавевшие шестеренки стали проворачиваться лишь после аннексии и вторжения. Война стала ударом дефибриллятора, заставив давать ответы на вопросы, которые было принято считать «неактуальными».

И теперь, когда мы рассуждаем об «откате», то сводим его описание к размытию символического частокола. Но в том и штука, что «реванш» может иметь куда больше проявлений, чем мы привыкли думать.

Потому что пространство новой этики вполне может устоять. Символическое – при всей его неосязаемости – дает ответы на вопросы идентичности. «Кто мы?» «Кем себя считаем?» «Что считаем нормой, а что – ее нарушением». Они могут быть вторичны для большинства, но первичны для тех, кто привык выходить протестовать на улицы. Прямая попытка реванша в этой сфере может иметь слишком взрывоопасный потенциал. А потому не исключено, что нового «коллективного табачника» в коридорах власти мы не увидим.

Зато мы вполне можем обнаружить реванш в тех сферах, «майданоёмкость» которых на порядок ниже. Например, в экономике. Нацбанк. «Нафтогаз». Децентрализация. Монетарная политика. Все эти сферы критически важны для устойчивости государства, но имеют куда меньшее значение для обывателя. Просто потому, что сложны и непонятны для большинства.

Возвращение советской топонимики понятно без перевода – причем, как для сторонников, так и противников. А вот объяснить, чем важна независимость Нацбанка и почему нельзя баловаться с эмиссией – на порядок сложнее. Потому что требует от аудитории хотя бы минимального понимания процессов. Списать «ненаступление эпохи счастья» на нехороших «белых воротничков» довольно просто.

Демонополизация, деолигархизация, разгосударствление, реформы – все эти шаги должны создать в стране пространство честной конкуренции. Они сокращают окно возможностей для клановости, коррупции, кулуарных договоренностей. Создают системы сдержек и противовесов. А у старых правил игры есть влиятельные лоббисты. Которые готовы инвестировать в сохранение статус-кво.

Символический реванш понятен всем – тем, кто его ждет, и тем, кто его страшится. А экономический реванш рискует вызвать куда меньший резонанс. В силу сложности темы и куда меньшей «очевидности» для обывателя. В конце концов, нам ведь не просто так пять лет кряду твердили про то, что «враг не в Кремле».

Ирония в том, что это утверждение теперь может оказаться отчасти верным.

Источник.

Действительно ли можно использовать один и тот же инструмент для больных и здоровых людей?

В современном мире все более популярным становится применение определенных лекарственных препаратов с психоактивным эффектом относительно здоровых людей. На рынке появляются продукты, обещающие легальную стимуляцию работоспособности и повышения умственных способностей. Применение ноотропов давно вышло за пределы лечения заболеваний синдрома дефицита внимания и гиперактивности (СДВГ), последствий инсульта, врожденных пороков развития и т.п.) и стало «модным» способом показать свое желание взять от жизни как можно больше и проявить себя как максимально эффективный сотрудник.

И этому явлению есть достаточно «логическое» объяснение: все более распространенными становятся профессии, для успешного развития в которых нужно прилагать интеллектуальные усилия, конкурировать в способности постоянно работать. Иногда доходит даже до восхваления тем, кто сколько не спал из-за работы. Безусловно, такая погоня не является полезной для нашего здоровья, поэтому в последнее время желание работать, как машина, и при этом придерживаться не менее трендового здорового образа жизни приводят к поиску якобы безвредных путей повышения работоспособности и выносливости. Поэтому все большим спросом пользуются не «подпольные» стимуляторы, а легальные аптечные препараты. Насколько такой путь безопасен и оправдана ли его эффективность.

Результат пошуку зображень за запитом "таблетки для ума"

Что такое ноотропы? Если вы хотите повысить свои умственные способности, то о каких именно характеристиках идет речь? Понимаете ли вы, что, собственно, входит в понятие «умственные способности» и как работает мозг? И какие вещества стоит называть ноотропами?

Слово «ноотроп» имеет греческое происхождение. Состоит из νους - ум и τροπή - двигать, смешивать, меняю, влияю.

То есть в определенной степени ноотропами можно было бы назвать все психотропные вещества. Но так исторически сложилось, что этим термином обозначают только вещества, которые «изменяют разум» в сторону большей производительности.

Важно отметить, что взгляд на препараты, повышающие эффективность умственной деятельности, отличается в разных странах. Например, в англоязычной литературе часто используются словосочетания smartdrugs, memory enhancers, neuro enhancers, cognitive enhancers, intelligence enhancers, позволяющие относить к ним вещества из разных групп. Не только непосредственно ноотропы, но и психостимуляторы, которые просто позволяют продлить активность организма (и в том числе умственную) без непосредственного влияния на ее качество, анксиолитики и антидепрессанты, позволяющие уменьшить нервное напряжение, адаптогены, имеют укрепляющее действие на организм и тому подобное.

Поэтому попробуем сформулировать определение, которое максимально отражает свойства этой группы веществ. Нельзя также забывать, что часто максимальным эффектом обладают комбинации веществ. Следовательно, определение напрашивается следующее:

Ноотропные препараты - это вещество или комбинация веществ, улучшающих производительность умственной деятельности путем изменения характера метаболизма нейромедиаторов, снабжение головного мозга питательными веществами, изменения характера межнейронных взаимодействий или иным путем, что приводит к указанному эффекту.

Зачем они нужны? Ладно, мы определили группы препаратов, которые действительно могут повлиять на когнитивные способности, и действительно можно использовать один и тот же инструмент для улучшения состояния людей с патологически низким уровнем интеллекта (по болезни или травмы) и тех, кто и без того обладает развитым мышлением, но хочет узнавать еще больше, например, во время учебы в Гарварде? Что такое ум? Только память? Аналитические способности? Креативность? В каждом конкретном случае нужно выделить определенную совокупность способностей, формирующих ту же комбинацию свойств, которую мы определяем как высокий интеллект.

Но дальше еще сложнее - есть физиологическая разница между интеллектом условно логичным и творческим? Кто умнее - Нильс Бор или Сальвадор Дали? А может, Дональд Трамп? Или ваша школьная учительница математики? Пока мы не можем разложить такую ​​сложную черту, как ум, на составляющие и понять, как повлиять на каждый из них точечно - рано говорить об универсальном препарате, который сделает человека умнее во всем многомерном смысле этого слова.

Однако, действительно, мы можем влиять на определенные механизмы. Мы можем заставлять наш мозг меньше хотеть спать. Да, это крайне не полезно при регулярном применении, но может пригодиться в случае форс-мажорных обстоятельств.

Мы можем несколько повысить свою концентрацию внимания, что, безусловно, важно для некоторых профессий, где ценится умение фокусироваться на задаче. Мы даже можем повлиять на характеристики памяти. Но все это не делает нас реально умнее.

Такие подходы лишь модулируют и иногда «обостряют» полученные от природы и наработанные путем тренировок навыки и способности. Невозможно сдать экзамен на «отлично», только выпив таблетку, но не прочитав хоть раз конспект.

В чем кроется опасность? Проблема бесконтрольного применения ноотропов заключается также в том, что до сих пор недостаточно данных о влиянии этих веществ на здоровых людей. Ведь одно дело, если мы применяем препарат для воздействия, например, на кровообращение мозга при определенном его нарушении, а другое - если этот же препарат попадает в организм, в котором такого нарушения кровообращения и не было.

Хотя несколько препаратов разрабатывались советскими учеными в рамках космических программ и были рассчитаны на здоровых людей в сверхсложных условиях, данные по поводу их безопасности до сих пор считаются сомнительными. Крайне мало информации об индивидуальных особенностях эффектов препаратов, их взаимодействие с другими лекарственными средствами и, что немаловажно - алкоголем и кофеином.

Во многих таких препаратах имеется более или менее выраженный потенциал формирования зависимости. Поэтому если вдруг вы сопоставьте все «за» и «против» и решитесь попробовать что-то из «таблеток для ума» - найдите немного времени и проконсультируйтесь с врачом и поищите научные работы об ожидаемых и побочные эффекты.

Понедельник, 20 мая 2019 14:08

Какая задача стоит перед Зеленским

Под патронатом президента необходимо принять план инновационной политики

В этот раз совпало так, что инаугурация новоизбранного президента Украины состоялась сразу после Дня науки. Если последний отмечали только те, кто имеет непосредственное отношение к нему и уже бывший президент Петр Порошенко своим указом о награждении, то сегодняшний день может стать днем З (змін), или Б (будьмо) — все как-то сложится.

Результат пошуку зображень за запитом "инагурация зеленського"

В начале каденции нового президента будет много предложений по поводу того, как необходимо развивать экономику. Несомненно увидим пропаганду методов либертарианский, кейнсианской, неоклассической школ. Начнут противопоставлять дирижизм и либерализацию. Будут дискуссии о роли банковского сектора и фондового рынка.

Все это крайне важно. И в этой колонке я хочу предложить сосредоточиться на проблеме качественного развития экономики под другим углом зрения — какой путь ближе новому президенту, исходя из его философии и практической деятельности?Один из самых известных в мире бизнес-консультантов Клейтон Кристенсен в работе «Дилемма инноватора» утверждал, что предприниматель, который конкурирует на рынке, всегда находится перед дилеммой, что будет правильнее — улучшать тот продукт, который он производит сейчас, или создать принципиально новый, с новыми технологическими характеристиками, которых не было до этого. Чиновники высшего уровня должны поменять свою ментальностьЯ обратился к этой мысли потому, что, на мой взгляд, одним из важнейших факторов успеха Владимира Зеленского на выборах президента стал его инновационный подход к методам ведения избирательной кампании. В сериале «Слуга народа» он создал образ президента, который реально заботится о народе. Создал и донес его до сознания избирателей с помощью инновационных средств и благодаря этому получил беспрецедентную доверие граждан.Логично будет, если президент Украины как успешный политик-инноватор будет активно способствовать развитию экономики страны именно по инновационному пути. Это тот путь, который позволит Украине выйти в мировые экономические лидеры и существенно повысить уровень благосостояния граждан.

Сырье не позволяет обеспечить траекторию для устойчивого роста экономики. Добыча железной руды или янтаря, производство удобрений или товарного чугуна не требуют высококвалифицированной рабочей силы, а работники с низкой квалификацией, как правило, не претендуют на большие зарплаты. Но самое главное — не испытывают потребности в инновациях и технологическом совершенствовании.Практика нескольких столетий однозначно показала: стабильный рост реальных доходов граждан происходит не в тех странах, которые добывают или производят сырье, а в тех, которые производят продукцию с высокой долей добавленной стоимости. Максимальную финансовую выгоду дает создание сложной высокотехнологичной продукции.В таком обществе, как украинское, где есть привилегированная прослойка правящей элиты и которому присуще большое неравенство доходов, сложно провести изменения. Людям с хорошим образованием, идеями и талантом сложно себя проявить, потому что нынешняя система не способствует тому, чтобы они могли капитализировать свои навыки и умения. Сросшиеся политические и экономические элиты в таких странах не нуждаются в высококвалифицированных работниках, не требуют инженеров, предпринимателей и промышленников-инноваторов — эти индивидуумы, особенно если им удастся объединить свои усилия, угрожают политическим и экономическим позициям властных элит.Бедность и социальное неравенство царят в тех странах, в которых высокотехнологичная промышленность не развита, а инновации отсутствуют. Богатыми в таких странах считаются те, кто имеет доступ к добыче и продажи на экспорт сырья, кто монополизировал те или иные отрасли экономики (а также чиновники, обеспечивщие им эту возможность), те, у кого есть возможность пользоваться землей, не приобретая ее в собственность, при этом блокируя 

Украина задекларировала проевропейский курс. Что является источником роста экономики в богатейших странах Европы? Конечно, инновации — в технологиях, организации производства, логистике и торговой деятельности.Правящие элиты и консервативно настроенная часть общества почти всегда противостоят нововведениям. Ведь изменения, особенно технологические, угрожают их политическому и экономическому благополучию. А что касается консервативно настроенной части общества, то значительная часть этих людей инертна, не готова совершенствоваться, работать над собой, и просто опасается любых изменений.Европейский тип экономического роста нуждался в представителях социального класса, с мотивами и стимулами внедрять инновации. Класса, обладающего идеями и способностями противостоять мощным социальным силам, враждебно настроенным к изменениям, прогрессу и инновациям. Поскольку инновации работают против статус-кво, инноваторы должны действовать коллективно — это объединяет их усилия и повышает шансы на успех.Экономист и философ Шумпетер излагал, что предприниматели всегда преодолевают сопротивление, которое оказывает социальная среда их попыткам сделать что-то новое. Преодоление этого противодействия социальных групп, интересам которых такое нововведение грозит, для инноваторов является деятельностью особого рода, которая не встречается в повседневной жизни. Очевидно, как политику-инноватору новому президенту Украины приходилось сталкиваться с жестким сопротивлением политиков консервативного направления. Он преодолел это сопротивление с помощью инновационных методов. Думаю, инноваторы в экономике ментально близки Зеленскому, электоральный успех которого в значительной степени произошел благодаря аналогичному подходу к избирательной кампании. Надеюсь, инноваторы в экономике получат поддержку от президента. Это даст Украине серьезный шанс на то, чтобы оставить в прошлом экспортно-сырьевую модель экономики и перейти к развитию инновационно-высокотехнологичного типа.

 

Если вкратце изложить суть украинских проблем, то ни одно звено нашей национальной инновационной системы — образование, фундаментальная наука, сектор исследований и разработок, бизнес, госполитика — сейчас не является ни генератором, ни потребителем инноваций. Национальная инновационная система характеризуется недостаточной степенью взаимодействия ее звеньев и «разомкнутым» характером: конкурентоспособные научные разработки коммерциализируются в основном за рубежом, а украинские предприятия импортируют уже «готовые» технологии и решения.Поэтому под патронатом президента необходимо принять план инновационной политики. А наши чиновники самого высокого уровня должны изменить свою ментальность — перестать быть руководителями страны с ресурсной экономикой, превратившись в политиков страны с высокотехнологичной экономикой. Если не хотят меняться — президент сможет найти им замену.Представление об экономическом росте как об одной из форм изменений показывает: изменения никогда не бывают ограничены только хозяйственными отношениями, но также затрагивают общественную и политическую жизнь страны. Перед новым президентом страны поставлена задача — посредством политических изменений продвигать трансформацию экономическую, акцентировав особое внимание на ведущей роли инновационных предпринимателей.

На май 2019 года — период смены власти в стране — приходятся пиковые выплаты по госдолгу. Фокус выяснил, пройдут ли они гладко и стоит ли опасаться дефолта в последующий период.

478,2 млрд грн Украина должна выплатить в 2019 году по своим долгам (около $18,1 млрд по курсу НБУ на начало мая 2019 года). Для сравнения: капиталы украинских бизнесменов, занявших первые пять позиций в рейтинге Фокуса "100 самых богатых людей Украины" (Ринат Ахметов, Игорь Коломойский, Геннадий Боголюбов, Константин Жеваго и Вадим Новинский) в совокупности составляют $16,2 млрд.

Сумма 478,2 млрд грн, по оценкам Министерства финансов Украины, — рекордный объем платежей по госдолгу за период с 2019-го по 2040 год. В 2020-м выплаты должны снизиться до 321,3 млрд грн, в 2021-м — до 248,1 млрд грн, а в 2022-м — до 192,2 млрд грн.

В сравнении с 478,2 млрд грн даже наиболее затратные статьи расходов госбюджета страны выглядят скромно. Например, в качестве дотации Пенсионному фонду на 2019 год выделено 167,5 млрд грн, Минобороны отводится около 102,5 млрд грн, Мин­здраву — 39,4 млрд грн.

Из общей суммы 478,2 млрд грн на погашение внутреннего госдолга приходится 328,8 млрд грн. По внешнему нужно выплатить 149,4 млрд грн. Только за обслуживание госдолга Украине в текущем году придется израсходовать 123,1 млрд грн. Из них 72,9 млрд грн пойдут на выплату процентов по внутреннему долгу и 50,2 млрд грн — по внешнему. То есть плата за использование кредитных средств в 2019 году превысит бюджет Министерства обороны.

Трудный возраст

Словно по иронии судьбы, наибольшие выплаты по госдолгу пришлись на период президентских выборов и смены президента — на II квартал 2019 года. По данным Минфина, за апрель–июнь Украина должна отдать кредиторам 156,2 млрд грн — около трети от общего объема годовых выплат.

Самым трудным месяцем представляется май. По подсчетам группы ICU, в таком случае выплаты по госдолгу составят около $2,7 млрд. "В 2019-м долговая нагрузка на бюджет распределена неравномерно. Наибольшие выплаты приходятся на май и сентябрь, немного меньшие — на июнь и июль", — комментирует график выплат Тарас Котович, старший финансовый аналитик ICU. Но поскольку значительная часть денежных привлечений осуществляется за счет краткосрочных облигаций, эксперт не исключает, что относительно спокойный IV квартал также станет перегруженным внутренними выплатами.

Впрочем, о погашении внутреннего долга беспокоиться вряд ли стоит. "Минфин активно и успешно занимает ресурсы на внутреннем рынке, а при снижении учетной ставки НБУ делать это ему будет еще проще", — комментирует Виталий Шапран, главный эксперт Совета НБУ. То есть основным источником риска остаются выплаты по внешним долгам, а не внутренний рынок.

Пиковые нагрузки по внешнему долгу тоже приходятся на май и сентябрь. Дмитрий Боярчук напоминает, что по графику на май запланирована выплата $1 млрд по еврооблигациям, которые привлекались под гарантии правительства США, а на сентябрь намечен еще один платеж по еврооблигациям на сумму $661 млн. Кроме того, с мая по декабрь нужно погашать тело кредита МВФ общим объемом $1,1 млрд.

Майские платежи у опрошенных экспертов не вызывают опасений. По мнению Дмитрия Чурина, главы аналитического департамента инвестиционной компании Eavex Capital, выплаты госдолга в мае пройдут в рамках запланированных объемов и сроков.

Смена президента на этот процесс практически не оказывает влияния. "Правительство обязано, как и раньше, выплачивать закрепленные в бюджете суммы для погашения долгов, выполнение бюджета идет по утвержденному плану", — говорит Егор Киян, эксперт по экономическим вопросам Международного центра перспективных исследований (МЦПИ). То есть что бы ни происходило на политических фронтах, государственная машина пока движется в заданном направлении.

Сентябрьские выплаты вызывают большее беспокойство. "Основной неопределенностью остаются источники погашения валютного долга в сентябре, — продолжает Дмитрий Чурин. — Решение вопроса будет зависеть от того, останется ли Украина в программе МВФ и будет ли у государства возможность привлечь новый внешний долг, выпустив еврооблигации под приемлемые проценты".

Впрочем, по мнению Боярчука, для выполнения внешних обязательств в резервах НБУ сейчас достаточно валюты, даже если сотрудничество с МВФ приостановится, а новые размещения еврооблигаций не состоятся. То есть на период политической турбулентности запас прочности у страны есть, так что риск дефолта минимален. Напомним, по состоянию на апрель объем международных резервов НБУ составлял $20,6 млрд.

Если все пойдет не так

Впрочем, относительным спокойствием в государственных финансах обольщаться не стоит. Если государство не будет рефинансировать свои старые долги, то есть снова брать в долг, чтобы смягчить пиковую долговую нагрузку, накопленные ресурсы быстро истощатся. Тогда к 2020 году Украина окажется перед лицом масштабного долгового кризиса.

Попробуем сопоставить подобный ход событий с более понятной житейской ситуацией. Допустим, вам нужно соседу срочно вернуть старый долг, после чего до следующей зарплаты придется остаться вовсе без денег. В такой ситуации будет разумно занять часть суммы у кого-то другого на более длительный срок. Иначе вы либо подведете кредитора, либо станете перебиваться с хлеба на воду.

Влезать в новые долги, чтобы расплачиваться со старыми, — далеко не лучший сценарий ни для человека, ни для государства. Однако это меньшее зло в сравнении с дефолтом (неспособностью выполнить долговые обязательства) или строжайшей экономией ради быстрого погашения всех займов.

"Последствия дефолта для экономики обычно печальны: "мусорный" рейтинг государства, отток инвестиций и кредитов, девальвация валюты, падение производства и платежеспособного спроса", — предупреждает Роман Солтисяк, экономист Центра экономической стратегии (ЦЭС). В качестве примера он приводит дефолт 1998 года в России, вследствие которого рубль обесценился в три раза и уровень жизни населения заметно упал.

Альтернативный сценарий — политика жесткой экономии, которую ввел румынский диктатор Николае Чаушеску в 1980-х годах ради быстрого погашения всех внешних долгов по кредитам. В результате развитие экономики социалистической Румынии замедлилось, в стране воцарился дефицит, а обедневшее население перебивалось хлебом и молоком, которые выдавали по карточкам. В итоге диктаторский режим Чаушеску в 1989 году смела революция, жизнь инициатора политики жесткой экономии закончилась казнью.

Но вернемся к украинским реалиям. Чтобы рефинансировать старые долги и не допустить развития негативных сценариев, Украине нужно получить два транша от МВФ по $1,3 млрд каждый в мае и ноябре. "Деньги МВФ пойдут не в бюджет, а на пополнение золотовалютных резервов НБУ, однако продолжение программы с фондом станет положительным стимулом для привлечения средств в бюджет от других кредиторов", — отмечает Роман Солтисяк. В первую очередь речь идет о новых заимствованиях на внешнем рынке, которые в случае появления проблем с МВФ окажутся под вопросом.

Объем золотовалютных резервов, с которыми Украина войдет в 2020 год, станет индикатором финансового здоровья. "Если МВФ откажет Украине, золотовалютные резервы к концу года приблизятся к критическому уровню — эквиваленту трех месяцев импорта, — говорит Евгения Ахтырко, аналитик инвесткомпании Concord Capital. — Это повлечет за собой снижение кредитных рейтингов страны, что еще больше уменьшит шансы выхода на рынки внешних заимствований".

Тогда к концу 2019-го у страны уже не останется резервов, чтобы дальше справляться с долговой нагрузкой. А в 2020-м Украине предстоит выплатить по госдолгу 321,3 млрд грн. При этом куда более рисковые платежи по внешнему долгу составят 179 млрд грн — на 29,5 млрд грн (почти на 20%) больше, чем в 2019 году. Осложнить ситуацию может новый мировой экономический кризис, наступление которого в 2020 году прогнозируют некоторые экономисты.

"Сценарий "блокировки" правительств, еще большего замедления мировой экономики или ухудшения отношений с соседями могут подтолкнуть Украину к дефолту, — продолжает Егор Киян. — Это приведет к падению гривни, усилению шаткости банковской системы, оттоку капитала, остановке инвестиций и кредитных линий". Однако подобное развитие событий эксперт считает маловероятным.

В долгу перед будущим

Чтобы не допустить развития негативных сценариев, Украине в 2019 году придется одалживать снова и снова, как бы того ни не хотелось политикам из разных политических лагерей. При этом главным гарантом стабильности будут именно транши МВФ, сколько бы ни рассуждали все те же политики о необходимости отказа от работы с фондом или списания госдолга.

Пока сотрудничество с МВФ движется по накатанной колее. "Планы относительно получения траншей МВФ публичны (май и сентябрь 2019 года. — Фокус), но с учетом фактора выборов транши могут быть перенесены на более поздние даты, — рассуждает Виталий Шапран. — А на внешних рынках капитала условия заимствований даже лучше, чем 6–8 месяцев назад".

Примечательно, что на руку Украине также играет конъюнктура на газовом рынке. "Ключевое требование МВФ для получения следующего транша относительно приведения цены на газ для населения до уровня 80% от рыночной Украина уже выполнила благодаря падению цены на газ на внешних рынках, — объясняет Дмитрий Боярчук. — Различные политические игроки наперегонки пытаются приписать себе заслугу в том, что с 1 мая цена на газ не растет, а падает, но благодарить за это нужно только глобальные тенденции".

Учитывая это, Боярчук на 90% уверен в том, что следующий транш от МВФ в $1,3 млрд Украина получит до конца лета. Это станет своеобразной гарантией того, что страна справится с сентябрьскими выплатами и во всеоружии встретит насыщенный платежами 2020 год.

Дальнейшую ситуацию с госдолгом пока прогнозировать сложно. Многое будет зависеть от позиции новоизбранного президента, расстановки сил в парламенте и состава нового правительства. Если во власти будут доминировать популистские настроения, способные привести в дисбаланс госфинансы и поставить под вопрос выплату долгов, над страной снова замаячит призрак дефолта.

Вместе с тем будущему политическому истеблишменту пора осознать, что лучшим лекарством от дефолта выступают даже не транши МВФ, а более интенсивный экономический рост. "С существующими темпами роста экономики 2–3% за год в последующие годы риск технического дефолта Украины будет только увеличиваться, — считает Егор Киян. — Для нивелирования таких тенденций украинской экономике нужно достичь роста минимум 5% в год за счет привлечения инвестиций, ставки на современные драйверы роста и успешной интеграции в мировую инфраструктуру". Иначе, по мнению собеседника Фокуса, Украина рискует так и не воспользоваться открывшимся для нее окном возможностей.

 

 

Дело не только в сервисе, но и в уровне оборудования и квалификации иностранных специалистов

В Украине нет точных данных о количестве граждан страны, обращающихся в иностранные клиники. В Министерстве здравоохранения (МОЗ) ведут учет только тех пациентов, которые проходят лечение за границей по государственной программе. В ее рамках государство финансирует лечение заболеваний, за которые не берутся местные специалисты. В прошлом году такую медицинскую помощь получили 278 человек.

По подсчетам Украинской ассоциации медицинского туризма (УАМТ), в 2018 году за рубеж выехало около 160 000 пациентов, в 2017-м – 150 000, а в 2016 году – 120 000. О росте говорят и представители специализированных сервисов, которые занимаются подбором клиник. «Динамика каждый месяц растет и сейчас это порядка 1000 обращений в месяц, за 2019 год мы планируем эту цифру удвоить за счет расширения предложений», – говорит Евгений Козлов, сооснователь Bookimed (онлайн-платформой пользуются более 150 000 человек). 

Куда едут лечиться украинцы?

Согласно глобальному Индексу медицинского туризма (The Medical Tourism Index), который оценивает страны с точки зрения их привлекательности для людей, желающих лечиться за рубежом, в топ-5 в 2018 году попали Канада, Великобритания, Израиль, Индия и Сингапур. У жителей Украины, по данным УАМТ, самые популярные страны – Израиль, Турция, США, Таиланд и Германия.

В пятерку стран для украинцев по статистике Bookimed попадают Турция, Израиль, Германия, Польша и Чехия. Едут украинцы лечится также в Венгрию, Австрию и Словакию, а в последние годы и в клиники развивающихся стран, таких как: Индия, ЮАР, Бразилия, Боливия, Коста-Рикка.

Что лечат?

Заболевания дыхательных путей, кожи, сердца, почек, печени, а также проводят обследования для постановки диагноза и делают пластические операции. По данным Bookimed чаще всего клиенты выезжают за рубеж для лечения онкологических заболеваний.

Среди популярных причин: постановка диагноза в сложных и спорных случаях, потребность в уникальных технологиях лечения и дорогостоящих технологиях и консультации специалистов высокого класса. В последнее время популярным стало направление профилактического обследования и оздоровления.

Какие цены на лечение?

В большинстве случаев гораздо выше, чем в Украине. Например, консультация врача-онколога для пациента с меланомой в Израиле будет стоит от $350, а диагностика заболевания – от $2000. Лечение в зависимости от сложности и стадии заболевания – от $10 000. Аналогичные услуги в Турции обойдутся на 30–40% дешевле. 

Стоимость других услуг в клиниках, не связанных с серьезным лечением и плановыми операциями (оздоровление, роды, обследования), также сильно разнится. Например, роды в США стоят от $8000 до $20 000, во Франции и Испании – 3000–5000 евро. Check Up в клинике Германии – от 490 до 6400 евро, диагностика в Израиле – от $60 до $4000. Check Up в Турции – $250–600, а средний чек двухнедельного оздоровления – $1400. 

Почему едут?

Некоторые операции в Украине не проводят. Например, не занимаются трансплантацией костного мозга – у украинских врачей нет доступа к международной базе доноров. Но в общей массе обращений в зарубежные клиники процент таких причин невелик. Чаще всего за рубеж едут за лучшим оборудованием, более высокой экспертизой и сервисом. «Например, в Украине еще нет True Beam, наноножа, протонной терапии, ПЭТ-КТ с Ga-68 для ранней диагностики рака предстательной железы», – перечисляет Виолетта Янышевская, президент УАМТ.

Не в пользу Украины говорит и статистика выздоровлений по некоторым заболеваниям. Так, в нашей стране уровень выздоровления от рака едва достигает 50%, в Германии и США – превышает 80%. «Украина в целом слабо придерживается мировых протоколов диагностики и лечения, есть высокая доля человеческих ошибок.

Мы в марте в Киев привозили двух топовых европейских специалистов по эпилепсии и нейрохирургии. На консультацию пришел пациент, которому в заключении перепутали локацию пораженного участка (правую часть головного мозга с левой), вследствие чего могли прооперировать здоровую», – говорит Евгений Козлов.

Еще одна причина выезда – отсутствие в Украине необходимых препаратов. Тренд последних лет – «прививочные туры»: из-за перебоев с поставками украинцы стали ездить за вакцинами в соседние страны, например в Польшу.

Каковы перспективы?

Международная ассоциация медицинского туризма (Medical Tourism Association) оценивает мировой рынок услуг медицинского туризма в $100 млрд, а во Всемирной туристической организации при ООН считают медицинский туризм одним из самых перспективных направлений отрасли. Расти этот рынок в течении пяти ближайших лет, считают эксперты, будет не менее чем на 20% в год.

В Украине сфера медицинских услуг – на начальном этапе развития. «Пока ничего не предвещает существенный рост въездного сегмента в Украину, так как инвестиции в инфраструктуру и сами медицинские решения в других странах более конкурентоспособные», – отмечает Евгений Козлов. Зато, по его мнению, здесь будет развиваться рынок сервисов по подбору клиник. «В ближайшие 3–5 лет этот рынок может вырасти кратно», – убежден сооснователь Bookimed.

Видят здесь рынок для своих клиник и иностранцы. Год назад в Украину пришел крупный турецкий оператор в сфере лечебно-оздоровительного туризма Ata Vizyon Health. В течение пяти лет в компании планируют завоевать 25% рынка выездного медицинского туризма Украины. В продвижение и развитие оператор намерен вложить $1,5 млн.

Источник.

Пятница, 10 мая 2019 12:54

Почему именно Украина?

Россияне хорошо понимают, насколько важно то, что Украина еще не слишком вырвалась вперед.

Текст записан на основе выступления Фрэнсиса Фукуямы, состоявшегося 18 апреля в рамках мероприятия Atlantic Council

Влиять на создание таких институтов как современное государство, верховенство права и демократия можно лишь ограниченно. Легче всего это сделать с третьей категорией, строя демократию. С первыми двумя – современным государством и реальным верховенством права – все куда сложнее, и на пути модернизации политических систем с настоящими препятствиями сталкиваются многие страны, включая Украину. Причина чрезвычайной сложности этих систем заключается в их сущности – и речь идет о власти. Если вы проводите выборы, старая гвардия может думать, что выигрывает их. Мол, мы знаем, как продвигать кандидатов, знаем, как соревноваться и защищать наши интересы. И если вы хотите построить современное государство, то это задача не из легких. Если вы хотите иметь верховенство права, которое будет применяться к влиятельным людям в обществе, то это гораздо сложнее, потому что таким образом вы фактически заставляете этих людей отказаться от власти.

Пов’язане зображення

Много хорошо продуманных усилий со стороны внешних доноров и правительств, имевших целью повлиять на этот процесс, несколько раздражительны – особенно в местах коррумпированных, к которым я и присматриваюсь ближе всего. Коррупция существует, потому что это не в интересах существующих элит – что-то менять. Элиты любят статус-кво. Таким образом изменение системы является вопросом власти. Вопросом получения власти той частью людей, которые не являются коррумпированными и хотят иметь современную систему. Это может помочь, создав соответствующие стимулы. Таким образом можно создать что-то вроде должности специальных прокуроров, антикоррупционных судов и все остальное подобное тому, к чему присоединилась Украина. Можно постараться платить людям в бюрократических кругах лучше, чтобы у них не было соблазна брать взятки. Все это краткосрочные вещи в плане человеческих стимулов.

Но по своей сути хорошее правительство – это не просто структура стимулов. Речь идет и о человеческом капитале. И именно поэтому модернизация государства в стольких странах занимает так много времени. Это, по сути, образовательный проект. Вопрос навыков, знаний и уровня образования, вертящийся в головах людей, которые управляют правительством или тех, кто туда приходит. И это проект долгосрочный.

Каждая эффективная современная бюрократия – в Великобритании, Франции, Германии, США и Японии – также была связана с большим образовательным проектом, по которому образовательную систему обновили так, чтобы она обеспечила целый класс людей, которые бы могли войти в ряды чиновников, прийти в политику, и быть способными управлять страной. К примеру, реформы Штейна-Гарденберга в Пруссии после их поражения перед Наполеоном были связаны с реформированием Вильгельмом фон Гумбольдтом немецкой университетской системы. Реформы Тревельяна-Норткота в Великобритании были связаны с реформой Оксфорда и Кембриджа.

Американское прогрессивное движение было построено на основе Закона Морилла, приведшего к созданию сети передачи земель университетам, которые воспитывали агрономов и других людей, которые могли потом уйти далеко вглубь квалифицированной американской бюрократии. Из этого наблюдения за связью между образованием и модернизацией государства следует понимание той потенциальной роли, которую я как исследователь могу играть в этом процессе.

Я наблюдал за попытками внешних донорских организаций повлиять на создание структур краткосрочных стимулов в разных странах. Конечно, если оглянуться на два десятилетия попыток борьбы с коррупцией, мы заметим определенные локальные победы, но в совокупности результаты были далеки от трансформационных. С другой стороны, что мы можем сделать, так это помочь сформировать новое поколение профессиональных, современных людей.

Поэтому я сделал для Украины немало. Кроме Emerging Leaders Program в Стэнфордском университете, я также имею программу под названием The Leadership Academy for Development, которую поддерживает Центр международного частного предпринимательства, где мы обучаем людей быть реформаторами. Мы надеемся сформировать сеть и новое поколение прогрессивных молодых украинцев. И что придает мне незаурядный позитив каждый раз, когда я приезжаю в эту страну, так это встречи с большим количеством местной молодежи, которая действительно хочет страну другого типа. Это отнимает много времени, но когда эти люди встанут на ноги и будут руководить страной, это будет совершенно другое место.

Последнее, что я скажу, это почему все это важно, и почему именно Украина. В Стэнфорде мы получаем много заявок от различных стран. Как только бразильцы узнали о Emerging Leaders Program для украинцев, они сказали, а как насчет такой же программы для нас, и вы же, мол, знаете, что Бразилия – это важная страна. Конечно же важная, но Украина играет немаловажную роль в Европе в целом. Речь идет как о ее символическом значении, так и о собственной геополитической роли, которая значительно важнее, чем у других – стран постсоветских и посткоммунистических. Она дважды приложила усилия, чтобы порвать со своим советским прошлым, со своим авторитарным и клептократическим соседом. Этот сосед не хотел, чтобы так случилось. Россияне хорошо понимают, насколько важно то, что Украина не слишком вырвалась вперед. Успешность Украины, которая заключается в том, чтобы стать демократией с реальной конкуренцией в политике, а также очиститься в плане способов самоуправления и действительно является той критически важной передовой глобальной ситуации, что в последние годы была не слишком благоприятной для демократии.

Мы наблюдаем большое отступление к прошлому в Восточной Европе. Наиболее тревожные события выпали на долю Венгрии, Польши, Чехии и Румынии, а также многих других стран, которые до сих пор кажутся слишком погрязшими в коррупции, а также подвергаются собственным формам путинизма. И здесь ситуация Украины намного лучше, поскольку там до сих пор верят, что Европа, ЕС и идея либеральной демократии в сочетании с открытой капиталистической экономикой – это все еще дорога в будущее и направление, куда двигаться.

В значительной степени путем противостояния России и долговременным российским имперским амбициям является содействие успеху Украины. И это единственная вещь, которую могут делать западные силы ради больших изменений в украинской борьбе.

Источник.

Страница 6 из 8

Харьков 1654

Студия новостей Харьков 1654.

Новости, которые касаются лично вас.   

Сотрудничество и реклама через email: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

 

Вверх